1clean-house.ru

Строительный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фасады сделанный под кирпич

Из чего построен Покровский собор?

Если спросить, из чего построен Покровский собор, в ответ услышишь, что из кирпича. Конечно, из кирпича, а еще из белого камня – в собор ведут каменные лестницы, но на фоне общего великолепия на них не сразу обращаешь внимание. И так ли все просто с кирпичом?​ Ведь на фасадах кирпич не виден, видна роспись под него. Почему же кирпичное здание еще и выкрашено под кирпич?

Фасады Покровского собора, покрытые росписью под кирпич

Из кирпича на Руси строили еще в домонгольское время. Только тогда он назывался по-другому – «плинфа». Это обожженный широкий плоский кирпич, по своей форме близкий к квадрату, который значительно шире, но тоньше привычного нам кирпича, обычно размером около 30,0 х 35,0 х 25,0 см.​

Пришла плинфа на Русь из Византии и стала основным строительным материалом примерно для двух сотен известных монументальных памятников конца X – начала XIII в.​ в Новгороде, Смоленске, Переяславле Русском, Полоцке, Чернигове и, конечно, в Киеве. Из плинфы возводили храмы, жилые дома, оборонительные сооружения. Кто бывал в Киеве, несомненно, видел плинфу в кладке Золотых ворот, из нее же там были сложены​ фундамент несохранившейся Десятинной церкви и Софийский собор.

Во время Ордынского ига строительство из кирпича (плинфы) практически прекратилось и возобновилось только в конце XV века, но кирпич стал уже совершенно другим. Великий князь Иван III призвал итальянских мастеров, знакомых с новейшими приемами инженерного и архитектурного​ дела. С ними в Москву пришел и новый кирпич, из которого был возведен Московский Кремль, Успенский собор, колокольня «Иван Великий» и многие другие строения. В середине XVI века по указу царя Ивана Грозного построен государев храм – Покровский собор, тоже из кирпича.

Этот кирпич был намного прочнее плинфы, удобнее для строителей, но это был очень дорогой материал. В XV–XVI вв. позволить себе​ строительство из него мог только государь. Для защиты этого материала от атмосферных явлений стены покрывали штукатуркой, а потом расписывали под кирпич. Здание из красного кирпича в XVI веке – это красиво, модно, дорого и недоступно. Подобная роспись как бы обозначала и его статус: это государево строение.

Кирпичная кладка свода церкви Святой Троицы

К середине XVI века появилось уже много различных форм кирпича. При строительстве собора использовали кирпичи стандартного размера 25,0 х 12,0 х 6,5 см; маломерные ​ 22,0 х 10 х 4 см, большемерные 30,0 х 14,0 х 8,0 см. Были и огромные кирпичи – 57 х 28 х 15 см, а кроме того, разнообразные по форме лекальные кирпичи. Именно они помогли сделать архитектурное убранство собора таким удивительно красивым и неповторимым.

Лекальные кирпичи южного портала центральной церкви

Основные цвета собора – красный (кирпичный) и белый, так как ​Покровский собор построен из кирпича и белого камня. Из белого камня сложены многие архитектурные детали, которые одновременно придают собору нарядность. Лестницы, а главное –​ ленточный, то есть идущий под несущими стенами, фундамент и стоящий на нем цоколь также белокаменные.​Фундамент из каменных плит появился не случайно.

Белокаменный цоколь Покровского собора

Те, кто строил дачный дом, знают: чтобы стены не загнивали снизу, между фундаментом и стеной нужно обязательно проложить материал, не пропускающий воду, т.е. сделать гидроизоляцию. Многие, несомненно, видели кирпичные дома, у которых на верхних этажах, под крышей, выступают высолы. Их наличие как раз свидетельствует о том, что здание неправильно построено. Кирпич – пористый материал, который хорошо впитывает и даже втягивает воду. А обожженный кирпич через микропоры «всасывает» влагу, как хорошо растущее дерево. Она поднимается вверх и проявляется уже там, то есть разрушение кирпичных строений в таком случае начинается сверху, с появлением высолов и грибков. Этого можно избежать, если кирпичу не из чего будет тянуть влагу. Белый камень тоже пористый материал. Он пропитывается водой, но поры у него относительно большие, и она не поднимается вверх. Чтобы уберечь стены от дождевой воды, достаточно просто начать их возводить с того места, куда влага уже не достанет. Очевидно, что строившим собор мастерам этот секрет был хорошо знаком.

Керамические изразцы на шатре центральной церкви

Когда​ смотришь на шатер, то видишь на нем множество цветных вставок, которые начинают блестеть и светиться, создавая непередаваемый эффект, если на них попадает солнце. Это различные по форме поливные керамические изразцы, сделанные, как и кирпичи, из глины. Они заделаны заподлицо, т.е. вмонтированы в кладку так, чтобы составлять с ней единое целое. Сейчас на шатре нет подлинных изразцов – это необыкновенно красивое убранство оказалось хрупким и недолговечным, поэтому реставраторы вынуждены были заменить их изготовленными вновь, точно соблюдая форму древних. Подлинные же образцы в настоящее время можно увидеть и сравнить с современными в экспозиции музея.

Сергей Скуратов: «Здания из кирпича обогащают городскую среду»

В прошедшем году Сергей Скуратов получил Гран-при Wienerberger Brick Award Russia. Говорим с архитектором, который много и творчески работает с кирпичом, об особенностях этого материала и о международном конкурсе, прием заявок на который продолжается до 9 апреля.

Событие:


Wienerberger Brick Award 2020 09.04.2019 / конкурс

Другие тексты:
Для ценителей кирпичной архитектуры: 23 сентября в 19:00 состоится онлайн-церемония награждения лауреатов премии Brick Award 2020, 22.09.2020

Сергей Скуратов:
Или меди. Очень хорошо отношусь. Я вообще воспринимаю здания через несколько, скажем так, призм. В частности, через призму контекста – или через призму материала. Конкурсы на дома из кирпича или меди – почему нет, это очень хорошо. У каждого материала есть свои секреты, не у всех получается их разгадать и раскрыть суть материала. Кроме того думаю жюри оценивает не только материал или способ его использования – а смотрит на то, какие задачи решены в том или ином проекте, как они выполнены, и как в этом помог материал. Мне кажется, это нормально.

Читать еще:  Кладка фасадных стен облицовочный кирпич

Современный фасад как правило отличается от конструкции здания. Фасад – во многих случаях декорация. Как тогда оценивать материал?

Возможность использовать один и тот же материал для конструктива, фасадов и интерьера – о таком мечтает каждый архитектор.

Но многое зависит от конкретной ситуации, от задачи и от заказа. Если тебе заказан элитный дом, к нему предъявляются требования исключительной эстетики и дороговизны фасадов и интерьеров. Если речь идет о частном доме, мы более свободны в выборе материалов. Можно сделать не только кирпичные стены, полы, но и кирпичные потолки или даже кирпичные своды. Конечно, есть преклонение перед домами, сделанными «на одном дыхании», где материал – будь то кирпич, дерево или камень, проявляет себя целостно. Как например, частный дом Йорна Утсона на Средиземном море, где все сделано из камня: и фасады, и перекрытия.

Возвращаясь к кирпичу: в XIX веке дома с открытым кирпичным фасадом считались более дешевыми, чем, скажем, дома, покрытые штукатуркой и тем более каменный облицовкой. Сейчас кирпич стал элитным материалом отделки фасадов. Вы не видите здесь парадокса?

Нет, не вижу. Во-первых, кирпич XIX века за рядом редких исключений впитывал воду и требовал защиты. Клинкерный кирпич, который получил распространение в XX веке, намного прочнее. С его помощью можно добиться большей выразительности фасадов, можно делать консоли, решетки, кирпичные скаты и множество других выразительных элементов. Можно сильно выносить кирпич из кладки, не опасаясь, что он потрескается или оторвется.

С другой стороны если открыть какую-нибудь книгу по истории кирпича – громадное количество памятников мировой архитектуры построены из кирпича и кирпич выразителен на фасадах. Взять хотя бы кирпичную готику: XIII-XVI века в Северной Европе, Голландии, Бельгии. Конечно, кирпичные фасады во Флоренции или Венеции – это подготовка под камень. Между тем в Болонье, например – городские стены, арки, башни, громадная часть городской архитектуры сделана из кирпича, он очень выразителен и совершенно виртуозен. Так что вопрос спорный: многое зависит от места и от традиции.

Что важно для вас в этом материале: красота его фактуры, его способность откликаться на контекст или вызывать в памяти исторические аллюзии?

Все важно. Упрощу: мне очень нравятся дома из кирпича. Я его чувствую и понимаю. Понимаю, как с помощью кирпича создать тот или иной образ. В Москве мало хорошо отрисованных и качественно построенных домов из кирпича. Мне кажется, что добавление зданий из кирпича в городскую среду обогащает ее. Это благородная задача – строить дома из кирпича: они тактильно привлекательны, визуально насыщены, дают ощущение надежности. Они необычайно украшают пространство, в которое попадают – значительно больше, чем дома из камня или оштукатуренные. В них много деталей, важных для современной архитектуры – в отличие, скажем, от построек советского конструктивизма, которые, на мой взгляд, в визуальном плане очень бедны.

Вы работаете с кирпичом около 20 лет. Как бы вы охарактеризовали эволюцию вашей работы с кирпичом? Скажем, раньше были фрагменты кирпича, соединение многих разных материалов, а потом все пришло к некоей кирпичной скульптуре?

Постепенно я пришел к мономатериальности, например через 5-й Бутиковский, хотя там еще много разных материалов… Первым был дворовый фасад дома в Чистом переулке мы там попытались создать современный парафраз его исторического фасада. Первым мономатериальным домом для меня был «Даниловский форт». Хотелось сделать обстановку этого места более теплой; это получилось, и я понял, что кирпич способен создавать новую среду. В «Арт Хаусе», в «Садовых кварталах», в «Эгодоме» кирпич формирует новую среду – ни один другой материал с этой задачей не справился бы.

Жизнь – бумеранг

Марина узнала, что у нее ВИЧ… В голове миллион вопросов: что делать дальше, к кому обращаться, как теперь с этим жить?

В Нижнекамске таким, как Марина, помогает некоммерческая организация «Бумеранг». Руководит ею Александр Поздняков вместе с женой и несколькими добровольцами.

О том, как ведется работа и с какими трудностями им приходится сталкиваться, Александр рассказал «НП».

– Александр, кому пришла идея создать «Бумеранг»?

– Однажды я столкнулся с неприятным моментом. На приеме у стоматолога на вопрос о ВИЧ я ответил, что не знаю своего статуса. Он поменялся в лице, сразу надел на себя халат, фартук, несколько пар перчаток, маски. Я тогда не понял, что произошло. Через год я снова пришел к этому врачу и был сильно удивлен тем, что он отказался меня обслуживать.

Александр Поздняков с супругой

Оказывается, в последний мой визит меня отметили как ВИЧ-положительного. Я сдал анализы и принес им справку об отсутствии заболевания. Тогда я понял, с какими трудностями сталкиваются люди с положительным ВИЧ-статусом. В 2019 году мы с женой и несколькими нашими друзьями начали готовить документы, чтобы официально оформить организацию под названием «Бумеранг».

– Почему именно «Бумеранг»?

– Всё, что бы мы ни делали, к нам возвращается: хорошие по ступки возвращаются хорошим, плохие – плохим. В этом плане название «Бумеранг» подошло лучше всего. Юристы, которые делали нам документы, даже посмеялись и сказали, что это звучит как манипуляция. Будто мы придем к кому-нибудь за помощью, и то, что нам ответят – то и вернется (смеется). Я считаю, что так и есть. Я верю в закон бумеранга в жизни.

Читать еще:  Работы по отделке фасада кирпичом

– В чем сложность работы с ВИЧ-инфицированными?

– Большинство ВИЧ-инфицированных – наркозависимые люди. Им мало кто хочет помогать, люди им не верят: они хамят, грубят, порой ведут себя неадекватно. Нам приходится сопровождать их, просить, договариваться, направлять. У нас в подопечных сейчас более ста человек. Порядка двадцати – это ВИЧ-инфицированные. Возраст – 20-40 лет. Двое из них в очень тяжелом состоянии: у одного проблемы с суставами, у второго – с позвоночником.

– В чем состоит ваша помощь?

– Мы сопровождаем тех, кто живет с этим диагнозом: привезти – увезти, договориться. Бывает, что нам отказывают в помощи, тогда мы подключаем прокуратуру, адвокатов.

Когда человек один, он теряется. Если вы вдруг столкнулись с этой бедой, просто позвоните по указанному номеру, попросите о помощи, расскажите историю – мы поможем. Консультируем родителей, дети которых начали принимать наркотики. Им тоже нужна помощь.

– А были случаи, когда помощь была напрасной?

– Девушка, наркозависимая, была в очень плачевном состоянии. Привезли ее в больницу, она там потеряла сознание, потому что не ела три дня. Мы с большим трудом добились, чтобы ее все-таки приняли. Она пролежала там десять дней – и просто ушла. Снова начала употреблять. Огорчает, когда ты стараешься для кого-то, вытаскиваешь из его же болота, а он снова туда ныряет. Потом через какое-то время снова просит помочь. И так по кругу. С такими очень тяжело.

– Как вы работаете с теми, кто только что узнал о своем диагнозе?

– У нас есть ребята, которые много лет живут с этой болезнью. У них есть семьи, рождаются здоровые дети. Они живут полноценной жизнью, которая ничем не отличается от жизни здорового человека, делятся своим опытом, в этом плане поддержка у нас очень сильная. Объясняют «новичкам», что диагноз «ВИЧ» – это не конец жизни, что с таким статусом можно дожить до старости. Главное – принимать терапию, вести здоровый образ жизни и соблюдать все правила. Да, это огромный труд, но это реально.

– Какие планы у «Бумеранга»?

– Мне нравится, как ВИЧ- инфицированные живут в Казани, – у них там своя община. Они поддерживают друг друга, общаются, у них общие интересы, даже есть своя группа в соцсетях. Хотелось бы, чтобы наши тоже сплотились.

– Спасибо вам, Александр, что согласились на интервью. Желаю вам сил, терпения и успехов в вашем нелегком деле!

Номер телефона «Бумеранга» 8 (917) 628-17-63.

Знаменитости, умершие от ВИЧ

Звездный час этой супермодели был очень короток. В 18 лет она приехала в Нью-Йорк и тут же получила множество предложений от модельных агентств. Популярность вскружила девушке голову. Сначала она начала употреблять кокаин, затем перешла на героин. Наркозависимость сгубила карьеру модели, и в 23 года она покинула подиум. Желая заработать на очередную дозу, занялась проституцией. В 1986 году ей был поставлен диагноз «СПИД», в 26 лет она умерла.

Кумир молодежи 90-х принадлежал к сексуальному меньшинству. О страшном диагнозе он узнал в 39 лет. С этих пор популярнейшая группа Queen, солистом которой он был, прекратила публичные выступления, но продолжила записывать хиты в студии. Фредди отчаянно хотел жить и до самых последних дней не выпускал микрофон из рук. Прощальным гимном стала песня «Шоу должно продолжаться». Съемки клипа были для Меркьюри самыми тяжелыми: певец терял сознание прямо на съемочной площадке.

В 1991 году в возрасте 45 лет кумир миллионов скончался в своем доме в Лондоне в результате осложнений от СПИДа – бронхиальной пневмонии.

О своем диагнозе знаменитый танцор с нетрадиционной ориентацией начал подозревать в 46 лет. Он стал сильно уставать, плохо себя чувствовал. Но продолжал давать несколько спектаклей в неделю. После сдачи анализов диагноз подтвердился. Рудольф пытался лечиться, принимал экспериментальные лекарства. Это его не спасло. Он умер в Париже в 54 года.

Писатель-фантаст, подаривший нам повесть «Двухсотлетний человек», по которому впоследствии сняли фильм, заразился ВИЧ во время операции на сердце. О своем страшном диагнозе он узнал лишь спустя шесть лет. Скрыл его от всех, кроме своей жены. Умер в 72 года от сердечной и почечной недостаточности, которые развились на фоне ВИЧ.

А ВЫ ЗНАЛИ …

Первый пациент с диагнозом «СПИД» в СССР был зафиксирован в 1987 году.

Ему было 32 года, звали Владимир. Он работал переводчиком в Танзании, там вступал в интимные связи с местными женщинами. В 1983 году он начал себя плохо чувствовать. Недуг вынудил его вернуться на родину. Советские врачи поставили три диагноза: сначала – дизентерия, потом – брюшной тиф, болезнь Крона. Лечили, но безрезультатно. Выписали.

Прошло четыре года… Состояние мужчины сильно ухудшилось. 26 февраля 1987 года в СССР был сделан первый тест на ВИЧ. У Владимира оказался СПИД. Врачи были в шоке. Разразился скандал, ведь к этому времени мужчина успел заразить еще несколько человек. Он умер летом 1991 года.

Некоторые ученые называют первой заболевшей СПИД женщину. В 1976 году Ольга провалила экзамены в московский институт. Домой не уехала, а стала валютной проституткой. Первый раз в больницу за помощью она обратилась в 1986 году. Тогда никто не смог поставить ей диагноз. В 1988 году Ольга скончалась от пневмонии. Только после вскрытия и сдачи анализов выяснилось, что у нее был СПИД.

Читать еще:  Как установить гидро паро изоляцию на фасад

Забытый ювелир. Как сложилась судьба купца Ивана Морозова

В некоторых петербургских семьях по сей день хранятся серебряные ложки, подсвечники или старинные часы с клеймом «Морозовъ». Но если имена Буре и Фаберже и сегодня на слуху, то про золотых дел мастера и купца 1-й гильдии Ивана Морозова, потомственного почетного гражданина и поставщика императорского двора, нынче мало кому известно. Мне от этого несколько досадно, поскольку я один из его потомков.

Внук Ивана Екимовича Морозова, Алексей Николаевич (на фото справа), тоже занимался коммерцией, но ювелиром не был. На снимке начала ХХ века он изображен со своим семейством, жили все они на Загородном проспекте, 14, в том самом доме, который купил Иван Ек

. В октябре 1965 года Ленинград облетела новость: в «Гостином дворе» нашли клад! Разбирая старые перекрытия обувного магазина на Зеркальной (ныне Садовой) линии, рабочие обнаружили под полом кладку из нескольких странных тяжелых кирпичей. Каково же было удивление строителей, когда выяснилось, что они отлиты из чистого золота 900-й пробы. Общая масса найденных сокровищ превысила центнер, все они были отправлены в Минфин СССР.

В начале ХХ века как раз в этом помещении располагалась лавка Морозовых. Скорее всего, тайник был сделан во время революции, когда деньги стремительно обесценивались, а многие состоятельные граждане покинули страну. Но откуда же у Морозовых взялись эти сокровища?

Иван Екимович Морозов родился в 1825 году в старообрядческой семье. Торговлей в России занималось немало староверов: до 70% всего капитала в стране принадлежало общинам старообрядцев. Мамонтовы, Рябушинские, Кузнецовы были ревнителями древнего благочиния. Свои предприятия были и у многочисленного рода Морозовых.

Петербургские Морозовы специализировались на ювелирных украшениях. Уже в 1849 году молодой мастер Иван Морозов основал свою фирму, расположившуюся в доме Фролова на углу Караванной и Итальянской улиц. Предприниматель сразу сделал акцент на русском стиле – для европейской столицы империи это была почти экзотика.

Любопытно, что серебряные братины и золотые ендовы зачастую делали для Морозова вовсе не славяне – достаточно посмотреть на список сотрудников его фирмы. Петер Айраксинен, Иоганн Аллениус, Андерс-Йохан Сеппянен, Фредерик Тиандер были уроженцами Великого княжества Финляндского. Помимо клейма владельца предприятия иногда на изделии ставились инициалы этих мастеров – кириллицей или латиницей: PA, J.A, АФС, F.T.

Ставка на эстетику допетровской России оказалась верной: к 1870-м стиль a la russe отвоевывал все больше места в культуре. Капитал Морозова рос, компания расширялась, его ювелирные лавки появились также на Невском, 18, и на Зеркальной линии «Гостиного двора». В 1871 году он купил доходный дом # 14 по Загородному проспекту, где обосновался с семьей.

Кстати, именно этот дом стал для меня отправной точкой в поисках предка. Листая однажды одну из старинных книг семейной библиотеки, я обратил внимание на экслибрис моего прапрадеда – «Алексей Николаевич Морозов». Там же был указан адрес дома на Загородном. А дальше выяснилось, что еще в 1920-х там до замужества жила моя прабабушка.

Спустя годы ассортимент предприятия Ивана Екимовича изрядно расширился: к золотым, серебряным и бриллиантовым украшениям добавились столовые приборы, портсигары, люстры и настольные лампы, галантерейные товары, даже оклады икон. Купец договорился и о создании франшизы швейцарских часов Chs Tissot & Fils – теперь их собирали в Петербурге, а логотип поставщика из Женевы дополняли клеймом Морозова.

Качество изделий петербургского купца оценили на самом высоком уровне: его серебром пользовалась за трапезой царская семья, а торговый дом «Морозовъ» заслужил почетное звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества» и право использовать на клеймах государственный герб России (это было подтверждено в 1894 и 1912 годах). Действовал контракт с Императорским кабинетом: в годы Первой мировой морозовские ювелиры делали ордена и наперсные кресты для военного священства.

Впрочем, Иван Екимович вошел в историю не только своим ювелирным искусством: жители столицы хорошо знали его как щедрого мецената и общественного деятеля. С 1857 года он стал казначеем «городского комитета по призрению и разбору нищих», собственными пожертвованиями помогал многим бездомным. На средства комитета в Петербурге долгие годы действовали бесплатная больница для неимущих, сиротский дом, ремесленное училище для мальчиков и швейные курсы для девочек из бедных семей. А в 1873 году Морозова выбрали депутатом (гласным) городской думы.

Уважаемый купец скончался в 1885 году, его могила сохранилась на Никольском кладбище Александро-Невской лавры (правда, без креста, сбитого вандалами). Его дело унаследовал старший сын Владимир, приумноживший капитал фирмы. Только за 1904 год ее торговый оборот составил порядка 900 тыс. рублей – огромную по тем временам сумму.

Скорее всего, сокровища в «Гостином дворе» спрятал Владимир Морозов. Известно, что после революции он уехал из Петрограда на юг, но через некоторое время вернулся в родной город, во времена нэпа даже держал кафе «Летучая мышь» на углу Комиссаровской улицы и улицы Третьего Июля (в нынешней топонимике – Гороховой и Садовой).

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 179 (7016) от 24.09.2021 под заголовком «Забытый ювелир».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector